Мавзолей Ишрат-Хона

Мавзолей Ишрат ХонаМавзолей Ишрат-Хона был построен во времена правления тимурида Абу-Сеида (1451—1469 годы) для его дочери и находится в юго-восточной части Самарканда.

Это один из самых загадочных памятников исламской архитектуры. Разрушенный многочисленными землетрясениями, мавзолей сохранил следы богатой внутренней отделки. В оформлении использовались разноцветные стёкла, ажурные решётки панджара, стены были расписаны золотом. Боковые части фасада были декорированы изящными рисунками.

Мавзолей Ишрат ХонаВидимо, за богатство оформления мавзолей и получил своё название – Ишрат-Хона - «дом удовольствий», «дом увеселений».

А из названия, судя по всему, уже вытекали многочисленные, часто противоречивые легенды.

Согласно одной из них, мавзолей был построен на месте встречи Амира Темура с прекрасной девушкой, которая прогуливалась в персиковом саду и поразила великого правителя своей необыкновенной красотой. Грозный Темур соскочил с коня, склонился перед девушкой, а затем посватался к ней и взял её в жёны. На месте же незабываемой встречи он повелел построить Дом увеселений, где и проводил время с любимой женой.

По другой легенде, не менее романтической, здание было воздвигнуто в качестве усыпальницы для жены Амира Темура. Когда строительство было завершено, правитель был приглашен принимать постройку. Усыпальница оказалась такой красивой, что Темур крепко расцеловал свою жену, а она в память о его поцелуе решила превратить здание в Дом Увеселений, а успальницу построить в другом месте.

Мавзолей Ишрат-ХонаИ третья легенда, не отрицающая, в принципе, предыдущих, гласит о чудесном спасении Улугбеком своего деда Темура во время пиршества в Ишрат-Хоне. Улугбек, вычислив по гороскопу деда грозящую ему опасность именно в этот день, ворвался на коне, с обнаженной саблей в зал, вынудив пирующих разбежаться. И в тот же миг, когда последний из эмиров покинул зал, раздался подземный гул, и толчок ужасного землетрясения обрушил своды Ишратханы в том месте, где еще мгновение назад возлежал Темур и его приближенные. Грозный Темур милостиво отнесся к дерзкому поступку Улугбека, спасшему ему жизнь. Здание же Ишрат-Хоны решили не восстанавливать, так как противиться воле небес бессмысленно.

Более реальная версия предполагает, что Ишрат-хона была местом погребения женщин и детей из рода темуридов - при раскопках 1940 года здесь были обнаружены несколько женских погребений.

Мавзолей Ишрат ХонаМавзолей ни разу не реставрировался, но даже руины его вдохновляют своей гармонией.В последнее время планируется комплексная реконструкция этого загадочного памятника. Имеются фотографии, сделанные перед последним землетрясением 1903 г., обрушившим купол и потолок мавзолея.

Писатель Адаш Истад провел целое расследование, посвященное истории Ишрат-Хоны. Далее мы приводим отрывок из его статьи.

"Действительно, в 15-веке до строительства мавзолея дочери правителя Абу Саида, здесь в углу сада Боги Фируза был кушк для отдыха вельмож. Малый дворец в чорбагах называли кушком, эти кушки в некоторых садах-чорбагах именовались тарабхана. Тарабхана и Ишратхана - одно и тоже, синонимы.

После строительства мавзолея Хованд-бека в народе продолжали называть старое название – Ишратхана.

В Ишратхане были погребены в основном потомки Тимура, но ни один шейх или сайид (потомки пророка Мухаммеда) не были погребены: для мусульман Самарканда мавзолей Ишратхана не являлся святым местом.

По этой причине на растаскивание местным населением мраморных надгробных плит мавзолея, кирпичей, золотых изразцовых плиток мало обращали внимание. Даже после завоевания Самарканда Россией, когда русские художники, ученые-путешественники, востоковеды не раз говорили об уникальности этого здания, разграбление продолжалось.

Мавзолей Ишрат ХонаИшратхана привлекала внимание многих исследователей и художников. В конце 19-го века началась первая фотофиксация памятника, и сегодня по этим, до нас дошедшим фотоснимкам, можно восстановить прежний облик здания. В 1903 году художник-антиквар М.В. Столяров масляными красками обрисовал общий вид мавзолея с юго-западной стороны.

В 1919 году М. Е. Массон по следам позолоты на рисунках кашинных плиток в нижних частях главного помещения восстановил тонкий художественный орнамент эффектной панели. В том году удалось убедить комиссию по охране памятников взять на учет Ишратхану. Памятник в первые годы советской власти был обследован чешским архитектором Ю. Смоликом.

В 1926 году В. Вяткин обследовал склеп и сфотографировал его свод. В 1927 году М. Е. Массон пишет первую научную работу, посвященную Ишратхане, а в 1930 году появился стилистический анализ памятника работы Т. Б. Крусмана. В 1939-40 годы на средства юбилейного комитета по празднованию 500-летия Алишера Навои были проведены археологические работы в Ишратхане. Ученые установили, что кирпичи второго этажа памятника ушли на построение тахоратханы (дом для умывания) мавзолея Ходжа Абду Дарун, а мраморные панели просто срывали и постилали на пол тахоратханы. Долгое время угловая комната использовалась для варки виноградного сока в целях виноделия. Поистине превратили мавзолей в «дом радости»— Ишратхану.

Губернатор Самаркандской области разрешает Ходжи Махмуду Турдыбаеву использовать кирпичи из здания Ишратханы для строительства восемь худжр (комнат) у мазара Абди Дарун. Говорят, что губернатор на это получил разрешение из Ташкента от археологической комиссии.

От сильного землетрясения 1897 года сильно пострадали главный купол мавзолея и некоторые другие помещения. В 1903 году рухнул голубой купол и высокий барабан центрального помещения, а также своды поддерживающие его. Жженый кирпич был большой редкостью в то время и люди, не брезговавшие кирпичами кладбищ, растащили все.

Художник С. М. Дудин, посланный для съемок этого уникального здания, в 1907 году начал борьбу за вывоз в Петербург декоративных украшений Ишратханы. В 1908 году он получил на это разрешение властей, но протест Василия Лаврентьевича Вяткина, известного археолога и знатока истории Самарканда, подействовал на генерал-губернатора, и он запретил варварское обдирание стен Ишратханы. А мулла Маруф, который жил рядом, до 1912 года, до самой своей смерти, обдирал неповторимые изразцы со стен Ишратханы и продавал туристам, а те, в свою очередь, перепродавали представителям европейских и американских музеев.

Многие изразцы попали в антикварные собрания частных лиц западных стран. А с надгробных мраморных плит Темуридов нечестные каменотесы стирали надписи, имена царевичей и царевен, высекали новые имена, погребенных на кладбище Ходжа Абду Дарун, и переносили эти плиты туда. Но то, что после почти пяти с половиной веков грабительства и природных разрушений сохранил в себе Ишратхана, до сих пор пленяет взор каждого туриста.